Главная > Физика > Пионы и ядра
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

9.9. Заключение

В этой главе мы продемонстрировали мощь киральной симметрии как руководящего принципа в длинноволновой пионной физике. Это точка соприкосновения квантовой хромодинамики, теории сильных взаимодействий кварков и глюонов, и низкоэнергетической феноменологии пион-нуклонной системы. На уровне индивидуальных нуклонов киральная симметрия и ЧСАТ проявляют себя через низкоэнергетические теоремы, такие, как соотношения Гольдбергера—Треймана и Томозавы—Вайнберга и теорема Кролла—Рудермана. Все они эмпирически подтверждены с точностью лучше, чем 10%.

Делаются два основных вывода относительно применимости киральной симметрии и ЧСАТ к ядерной физике. Во-первых, с точки зрения применения киральной симметрии ядро нельзя рассматривать как элементарную частицу: масштабы размеров и энергий не подходят для непосредственнного применения мягкопионного предела. Он, однако, естественно работает на уровне отдельных нуклонов, для которых оправдано длинноволновое приближение. Ядерные модификации появляются как эффекты перерассеяния.

Во-вторых, соотношение Гольдбергера—Треймана, т.е. соотношение между аксиальным током нуклона и выражением для -связи, находит естественное обобщение в случае ядер: и пространственная, и временная компоненты ядерного аксиального тока, включающего обменные эффекты, могут рассматриваться как явно связанные с ядерным пионным полем. Именно в этом смысле явления, включающие ядерный аксиальный ток, составляют ветвь пионной ядерной физики. В такой интерпретации киральная симметрия обладает возможностью давать количественные предсказания и в ядерном контексте.

Замечания и литература для дальнейшего чтения

(см. скан)

(см. скан)

(см. скан)

(см. скан)

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление